Троицкая суббота

Наступила Троицкая родительская суббота… Думаю все понимают, в чем богословский смысл соборной молитвы об ушедших о нас людях. Это мощнейшая манифестация, сильнейшее свидетельство того, что Церковь едина, что в ней собираются вместе не только представители всех народов, всех социальных слоев, всех чинов, но и люди из двух «миров». Воскресение Христово потрясло сами основания грехопадшего мира, обрушив перегородку между живыми и мертвыми.

Но одно дело понимать это, а совсем другое чувствовать. Нам сложно ощутить, насколько наша молитва, особенно соборная молитва, важна для умерших, что они действительно в ней нуждаются. Чтобы несколько заострить чувства, приведу пример. Часто умерших сравнивают с людьми, которых нет рядом, потому что они отправились в далекое путешествие — по делам или на отдых. Но эта метафора не очень точная. На самом деле, умерших можно сравнить с туристами, которые застряли в экзотической стране из-за стихийного бедствия, или которых захватили террористы. В роли этих стихийных бедствий и террористов выступают грехи, которые были абсолютно у всех людей, и которые продолжают истязать умерших. Мы, именно мы, те люди, которые способны договориться с правительствами экзотической страны, способны обезвредить террористов и даже организовать эвакуацию. С помощью чего? Конечно, с помощью наших горячих и искренних молитв. Удивительную параллель я недавно нашел в одном патерике: «Родители одного молодого человека, попавшего в плен, не дождавшись его возвращения и отчаявшись, стали усердно молиться о нем, как об усопшем. Они особенно молились три раза в году: на Пасху, Пятидесятницу и в Рождество Христово. Спустя четыре года их сын вернулся домой. Обрадованные родители сказали ему: “А ведь мы считали тебя уже умершим и три раза в году особенно усердно молились о тебе”. “В какие же дни вы так молились?” — спросил сын. “На Пасху, Пятидесятницу и Рождество Христово”, — отвечали родители. “Так знайте же, — сказал сын, — что именно в эти три дня года приходил ко мне некто в белых ризах, сиявших, как солнце, снимал с меня узы, выводил из темницы, и я был свободен целый день, никем не видимый, утром же на другой день я опять оказывался в узах и в темнице”».

Настоятель храма Трех Святителей

Протоиерей Вячеслав Фомин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вам также может понравиться...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: